Сайт mtdna.gentis.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 19.08.2018)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен mtdna.gentis.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен mtdna.gentis.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен mtdna.gentis.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта mtdna.gentis.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Всякий человек, качества которого находятся посередине между крайностями, называется мудрым. А тот, кто наиболее строго к себе относится, и слегка отклоняется от середины в ту или иную сторону, называется хасидом - благочестивым. Каким образом? Тот, кто отдалится от высокомерия до противоположности и будет наиболее смиренным, называется благочестивым, и это свойство благочестия. А если человек отдалился лишь до середины и стал скромным, он называется мудрым, и это свойство мудрости. И подобно этому, все другие качества. И благочестивые древности намеренно отклоняли свои качества от среднего пути в ту или иную сторону - одни качества склоняли назад, а другие - вперед, чтобы выполнять больше, чем от них требует Закон.
Что за жизнь?! Ни минуты покоя! Утром съемка, потом худсовет, затем обед у итальянского посла и вот теперь Болшево… Ну зачем мне читать сценарий по частям?.. А завтра утром — в Кремль за орденом… А вечером лететь в Париж на сессию Совета мира! Зачем, зачем мне все это?!
Гитлер часто принимал спонтанные решения на основе неверной информации СД, даже не ставя меня в известность.
Остается проверить на опыте еще не использованные боевые возможности моноплана. Без риска и поиска далеко не шагнешь.
Так что англичане выиграли эту войну главным образом благодаря моей находчивости. (барон Мюнхгаузен)
Наука — это кладбище гипотез.
Родным языком считаю польский.
Большинство из них (арабов) может быть вытеснено. Если бы их было меньше, проблема решалась бы проще – но в принципе она решаема. Этот шаг не является гуманным, но война – в принципе, негуманна".
«Очерки по истории Смуты» не только дала мне степень доктора, но, можно сказать, определила мое место в кругу деятелей русской историографии.
Воздух чужбины не возбуждает во мне вдохновения, потому что я русский и нет ничего более вредного для человека, чем жить в ссылке, находиться в духовном климате, не соответствующем его расе. Я должен снова окунуться в атмосферу моей родины, я должен снова видеть настоящую зиму и весну, я должен слышать русскую речь, беседовать с людьми, близкими мне. И это даст мне то, чего так здесь не хватает, ибо их песни - мои песни.
Та часть нашей общественности, в общежитии именуемая русской интеллигенцией, имеет одну, принадлежащую ей природную особенность: она принципиально, но и притом восторженно воспринимает всякую идею, всякий факт, даже слух, направленные к дискредитированию государственной, а также духовно-православной власти; ко всему же остальному в жизни страны она индифферентна.
Пушкину и в тюрьме было бы хорошо. Лермонтову и в раю было бы скверно.
Недостаточно лишь понять задачу, необходимо желание решить её. Без сильного желания решить трудную задачу невозможно, но при наличии такового возможно. Где есть желание, найдётся путь!
Что будет пациент делать со своей естественной сексуальностью, освобожденной от подавления? - Фрейд ничего не говорил по этому поводу, даже не признавал самого этого вопроса, как выяснилось позже. Наконец, из-за избегания этого центрального вопроса, Фрейд сам создал гигантские теоретические трудности, постулировав биологический инстинкт страдания и смерти.
...от буржуазной революции мы тотчас перейдём к революции рабочей, а немного спустя к революции крестьянской Тогда начнётся ужасная анархия, бесконечная анархия анархия на десять лет Мы увидим вновь времена Пугачёва, а может быть и ещё худшие.
Однажды в театре имени Вахтангова был очередной юбилей, на котором Аркадий Райкин должен был выступить (он очень любил этот театр, и его приглашали на все театральные празднества). Он собрался в театр, и тут у него случился сердечный приступ. Вызвали «скорую». По дороге в больницу Аркадию Исааковичу поставили капельницу. Вдруг он поднимает голову: «Нельзя ли проехать по Арбату?» — «Конечно можно». – «Пожалуйста, притормозите у вахтанговского театра и подождите меня минут пятнадцать-двадцать». — «Аркадий Исаакович, я не имею права это делать». – «Я вас понимаю. Но я обещал выступить и должен сдержать слово».
Вот и всё, некуда ехать, я умираю! Выньте меня из коляски: я хочу умереть на поле! (перед смертью)
О! Прекрасный ранний… Репин. (возле картины Ренуара в Ватикане)
Свет — всего лишь обширная тюрьма. Каждый день известное число узников подвергается казни.